?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

НЕ ВСЯКОЕ «УБЫВАНИЕ МОНОГОРОДОВ» ПОЛЕЗНО ДЛЯ СТРАНЫ

В новейшей истории России моногородам досталась незавидная доля. Но, говорят, любая проблема – это хорошо замаскированный успех, надо только уметь разглядеть ростки новых возможностей. И странно порой осознавать, что от наших сегодняшних мыслей и поступков зависит чье - то будущее…

Еще семнадцать лет назад Трехгорный осуществлял задачи, к решению которых большинство моногородов приступило  только в 2009 - 2010 годах по настоятельной «просьбе» Президента РФ. В сложнейшую для страны "эпоху перемен", когда большинство муниципальных образований пытались просто выжить, спастись от нищеты любой ценой, Трехгорный  взял курс на диверсификацию экономики, создав десятки новых предприятий.

Власти разного уровня оценивали в то время нашу работу примерно так: «Пример Трехгорного показывает: если поставить большую цель и не подменять энергичную работу рассуждениями о ней, то и в сегодняшней России можно добиться многого...» (Из интервью губернатора  Челябинской области Петра Сумина газете «Челябинский рабочий», 2000 год).

«Что нам делать с моногородами? Стоит ли инвестировать в развитие неэффективных городов?», - варианты ответов на эти вопросы  -  самые разные. Одни утверждают, что «убывание малых городов – это непреодолимая  тенденция», что «бюджетная поддержка таких муниципалитетов…нецелесообразна» и  «куда рациональнее было бы сосредоточить усилия на городах-миллионниках» (Э. Набиуллина, 2013 год, http://bujet.ru/article/239064.php). Другие предлагают спасать моногорода, выделяя деньги под социально – экономические программы развития территорий. Кто прав?

Как человек, четырнадцать лет руководивший ЗАТО (классический вариант муниципального образования с монопрофильной экономикой), могу заметить, что не всякое «убывание моногородов» полезно для страны. Прежде, чем делать какие – либо выводы о нецелесообразности их существования, стоит вспомнить о том, кем и ради чего они создавались? Какую миссию выполняли?


Часть первая
Моногорода  -  "бизнес - проекты" государства?

(При подготовке краткого экскурса в историю горнозаводских городов использовались  материалы А. Мукомолова, Л. Сурина, Н. Исаковой.)

Изучив двухвековую историю моногородов горнозаводского региона Южного Урала, можно  заметить, что дымящие заводские трубы для жителей этой территории всегда были синонимом личного благополучия. Возможно, кто – нибудь и когда – нибудь заставит поверить людей в новые атрибуты счастья, но пока они верят в свои заводы. Непонятная чужаку привязанность жителей здешних мест к своим предприятиям - одна из составных «уральского кода». Почему заводы оказались для них дороже свободы и во время восстания Пугачева, и в 1861 году, после отмены крепостного права? Что держит их здесь, если есть возможность выбора другой, более легкой судьбы? Иногда кажется, что люди связаны какой – то  незримой пуповиной с этим пространством и этим образом жизни.

С чего начинались и как выживали моногорода в 18-20 веках?
Каждый город – завод, в каком бы столетии он не родился, всегда был бизнес - проектом государства. Стране требовался металл – строили железоделательный завод и рабочий поселок при нем. Лишалась идея государственной поддержки - предприятие останавливалось, жизнь в округе замирала.

Горнозаводские моногорода, зависимые от своих предприятий, всегда жили рывками: от одного государственного проекта до другого. Иногда они замирали на десятки лет, дожидаясь «нового назначения», но всякий раз возрождались и делали мощный рывок в своем развитии. Причем, почти всегда их реинкарнация была связана с появлением очередного проекта государственной важности. Так что многим из них и теперь нужна для жизни просто хорошая, мощная идея.

Корни этой истории - в 1719 году. В то время вышел Указ государя, открывающий русским промышленникам дорогу на Урал и в Сибирь. Петр Первый дает колоссальные привилегии всем, кто занимается поиском рудных мест на Урале и строительством горных заводов: «Соизволяется всем, и каждому дается воля, какого бы чина и достоинства ни был, во всех местах, как на собственных, так и на чужих землях искать, плавить, варить и чистить всякие металлы….Все, кто откроет металлы и минералы, должны объявить об этом в Берг – коллегию, прислать на исследование пробы руды и просить позволения строить завод…, если владелец земли сам не захочет участвовать в поиске и разработке руды, то принужден будет терпеть то, что другие в его землях будут минералы искать, и копать и переделывать будут, дабы божье благословение под землей не осталось» («На южноуральских заводах», А. Мукомолов).

На Урале начинается массовое строительство заводов. Среди первопроходцев - симбирские купцы Иван Твердышев и Иван Мясников – будущие основатели четырех, существующих и ныне в нашем регионе, городов. С 1744 по 1756 годы они строят в этих местах 5 медеплавильных и 5 железоделательных заводов. Были периоды, когда предприятия катав-ивановских промышленников  поставляли на рынок страны 23 % всей выплавляемой в России меди и 12% железа.


Исполнителями грандиозного проекта двух Иванов были тысячи крепостных крестьян. В 1742 году сюда,в тайгу, прибывает первая волна переселенцев. Семьями и целыми деревнями люди едут в новую, неведомую жизнь. Крепостных крестьян заводчики скупают в Симбирской, Архангельской, Новгородской и других губерниях центральной части России. Народ отбирается особый: крепкий, хорошо владеющий ремеслами.

Именно этому народу предстоит навсегда сродниться с суровым климатом и тяжелой работой. Именно этому народу выпадет жребий – построить в тайге города, заводы, дороги, плотины, научиться добывать руду и плавить металл. И этот же самый крепостной народ, старавшийся вписаться в иерархию новых ценностей, умудрялся хранить традиции своих предков. 

Первый кризис в первых горнозаводских моногородах длился несколько десятилетий. И если применить известную теорию «длинных волн», разработанную русским экономистом Н. Д. Кондратьевым (циклы подъема и спада в экономике составляют 40 - 60 лет), наши горнозаводские моногорода впишутся в эти циклы.

Например, в центре очередных реформ моногород Катав-Ивановск, успешно реализовавший когда – то железоделательный проект, оказывается только в 1880–е годы. Новый хозяин заводов К. Э. Белозерский-Белосельский перестраивает все свои предприятия и налаживает рельсопрокатное производство для железных дорог России и Европы!

После пятидесяти кризисных лет здешние моногорода становятся эталоном развития экономики и социальной сферы в условиях российской действительности. Здесь даже появляется первая в стране телефонная линия! Бывали годы, когда предприятия продавали на отечественных и западных рынках до миллиона пудов стальных рельсов. С 1892 года львиная доля продукции  катав - ивановского завода идет на возведение Транссибирской магистрали.


Но капиталистическим оазисом  Катав-Ивановск был не больше двадцати лет. Все изменил  мировой экономический кризис. В начале 20 века цены на железо упали. Рельсопрокатное производство стало убыточным. Продукция катав – ивановского завода начала оседать на складах предприятия.

На банальный вопрос «Что делать?» промышленник находит оригинальный ответ. Белозерский – Белосельский решает пустить залежавшуюся продукцию своих предприятий на строительство железнодорожной ветки от станции Вязовая до собственных заводов.

Каким – то немыслимым способом, в разгар экономического кризиса, он умудряется выбить  государственный заказ на поставку своей продукции самому себе! Авантюра князя позволила отсрочить кризис в этих местах на несколько лет. Белозерский – Белосельский обеспечивает все свои предприятия, а значит и тысячи жителей этого горного края, стабильным заработком на целых четыре года!


Завершив сложнейшее строительство, он передает свои предприятия в аренду бельгийцам на 60 лет.
За несколько лет заводы приходят в упадок и закрываются 12 июля 1908 года. Остановка  двух крупнейших на Южном Урале предприятий, кормивших 56 тысяч человек, стало настоящей катастрофой. Российские власти реагируют на это немедленно, предоставляя населению новый «госзаказ»: заготовка леса. Около семи 7 тысяч бывших заводчан осваивают новое для себя ремесло. Кроме того, правительство поощряет создание малых предприятий. В моногородах открываются маслобойни, частные кузницы и литейные цеха, столярные мастерские и торговые лавки.


А через шесть лет градообразующее предприятие возобновило свою работу, реализуя совершенно новый проект! Бывший железоделательный завод освоил выпуск цемента (в 1910 году рядом с окрестными заводами геологи обнаружили залежи мергеля).

Во время революционных потрясений и гражданской войны все заводы округи снова замирают на много лет. Очередной мощный толчок в развитии этих территорий будет связан с великим переселением народов и предприятий под названием «эвакуация».

Во время войны в каждом горнозаводском моногороде получают постоянную, как выяснится позже, прописку несколько оборонных предприятий и сотни специалистов с «большой земли». Это обстоятельство круто изменит жизнь бывших металлургов. Почти сорок лет, до 1995 -1996 годов «оборонка» будет кормить население огромной территории. Именно с этим «проектом» государства связан лучший период  в истории многих  горнозаводских городов. Пик развития их развития приходится  на 70-е, 80 –е годы двадцатого века.

С 1774 года до 1990 (91) заводы в таких городах Южного Урала были главной властной структурой и подчинялись только своим министерствам в Москве.
Все, что полезно для предприятия, что обеспечивает его существование, считалось благом. Все, что находилось вне центра притяжения  -  неизбежным злом, с которым приходилось мириться.

Директор завода имел огромные полномочия. Вся городская инфраструктура находилась в его руках (строительство и распределение жилья, детские сады, школы, больницы, дворцы культуры, связь, дороги). Руководству предприятия, в свою очередь, каждое решение приходилось согласовывать с «центром», даже если речь шла о прокладке канализационной трубы. Особенно тяжело  выбивались в министерствах объекты социальной сферы. Московские управленцы считали все это роскошью для небольших промышленных городов. Вот поэтому облик старых уральских городов – заводов почти не изменился за 270 лет.  


Продолжение следует
                      

  
                                                         

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
livejournal
Jun. 3rd, 2014 04:48 pm (UTC)
Не всякое «убывание моногородов» полезно для страны
Пользователь alelikand сослался на вашу запись в своей записи «Не всякое «убывание моногородов» полезно для страны » в контексте: [...] Оригинал взят у в Не всякое «убывание моногородов» полезно для страны [...]
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

nikolaylubenets
nikolaylubenets

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek